СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МИАССКОГО ВОЛЬНОГО ПОЖАРНОГО ОБЩЕСТВА

Перешагнув в XVIII веке через Уральский хребет из Европы в Азию молодой российский капитализм, стал жадно черпать богатства местного края. Русскому государству требовались железо, медь, золото. В таёжных дебрях Миасской долины застучали топоры, лопаты вонзились в нетронутые земли», — писал известный в городе краевед В. В. Морозов в своей книге «Миасс — город в золотой долине». В районе теперешнего Миасса оказалась медная руда. В долине открыли несколько рудников. В это же время и появились первые рудничные поселения.

В 1768 году тульский владелец полотняных фабрик Илларион Лугинин приобрел в собственность Златоустовский медеплавильный завод и рудники. Развертывая промышленное строительство, он увидел, что отдалённость медных рудников снижает прибыльность предприятий. И в 1773 году написал прошение Екатерине II о разрешении ему строительства медеплавильного завода на реке Миасс. 18 ноября этого же года законодательно было утверждено право на строительство завода, где фактически уже существовал населённый пункт. Строился завод у подножья лесистого тогда Чашковского хребта. С ростом завода разрастался и посёлок. К 1804 году в Миасском заводе (так тогда именовался посёлок) насчитывалось уже пять фабрик: медеплавильная, золото-промывальная, кирпичная, флюсовая, лесопильная, мучная. У пруда и по берегу реки выросли дома мастеровых и обывателей. Со временем посёлок стал расти в ширину — застраивалась территория Чашковского хребта. Так как окрестности Миасского завода были богаты лесами, жильё, в основном, строилось деревянное, с печным обогревом. Это, естественно, не сулило ничего хорошего в смысле пожарной безопасности. И малейшая неосторожность с огнём или умышленные поджоги приводили к губительным пожарам. Их тушили всем миром, но порой неорганизованные действия и труднодоступность улиц, обусловленная рельефом местности, приносили значительный ущерб населению.

Особенно «урожайным» на пожары был 1882 год. Летопись Миасского завода Петропавловской церкви зафиксировала только в марте семь пожаров. Так, шестого числа сгорел от собственной неосторожности хозяина дом обывателя Князева, девятого — от неисправности в печных трубах пожар в доме обывателя Елыкова. 11 марта в 10 часов утра загорелся сеновал при доме Ветышева. Опасность угрожала магазинам купцов Маклакова, Шишкина и других. В четвёртом часу по полудни этого же дня снова пожар только теперь в доме священника Николая Сементовского. Он также начался с сеновала и с наружной стороны строений. Вспыхнул моментально, как и в утреннем случае. Дворовые службы сгорели дотла, а дом — наполовину. В восемь часов вечера опять пожар. В «запрудной части завода сгорел дом обывателя Макарова. Огонь начался опять с нежилых строений. Справедливость требует воздать должную честь заводскому населению за его быстроту, расторопность и умение действовать при пожарах. Благодаря чему отчасти пожары не принимали больших размеров. Огнеспасительные средства завода заключаются в пожарных машинах, принадлежащих обществу, в четырёх компанейских (компания арендаторов Левашёва, Дарагана) и двух частных домовладельцев, — свидетельствовал летописец. — 16 марта снова пожар! Среди дня загорелись здания и строения при доме обывателя Червякова. Огонь, как и в предшествующих случаях, начался с сеновала. Нелепые слухи о подмётных письмах, заключающих будто бы угрозы сжечь завод, дали пищу к всевозможным опасениям.


Усилены были ночные караулы, разъезды и обходы дозорных. Увеличен комплект пожарных лошадей и прислуги. 17-го снова набатный звон! В четыре часа по полудни, в запрудной части завода загорелись по-прежнему нежилые строения». Но так как Миасский завод окружали леса, нередко случались и лесные пожары.  Именно такой пожар произошёл 15 сентября 1883 года. «Благоприятствуемый чрезвычайной засухою, при сильном ветре, пожар охватил пространство на десятки вёрст. На Миасской даче сгорело много сена в стогах и дров. Несмотря на принятые населением меры к тушению огня, пожар длился больше недели», — писал летописец.

К началу двадцатого столетия Миасс по масштабам равнялся уездным городам, а обслуживался сельской пожарной командой, созданной в 1893 году, которая по своей малочисленности уже не могла справляться со своими обязанностями. Это и послужило причиной создания в июле 1904 году Миасского вольного пожарного общества. Идейным вдохновителем его стал местный уроженец, представитель торговой фирмы Александр Васильевич Кузнецов. За несколько месяцев работы общества благодаря добровольным пожертвованиям горожан удалось создать пожарный обоз из двух машин, восьми бочек и двух ходов с пожарными принадлежностями. Построено пожарное здание, открытие которого состоялось 26 апреля 1905 года. А к концу этого же года пожарный обоз был усилен третьей машиной, системы «Гидрофил»,  дающей в минуту 26 ведер воды. В пунктах, наиболее удалённых от пруда и реки, было поставлено два бака. В этом же году Миасское общество было зачислено в действительные члены Императорского Российского Пожарного общества. В 1906 году в обществе состояло 54 члена и 106 «охотников» (добровольных участников тушения пожаров и учений, не оформивших членство в обществе),разделённых на четыре отряда. Через два года в пожарной команде общества было уже четыре собственных лошади, воздвигнута башня для сушки рукавов и ввода телефонных проводов. К концу 1909 года в пожарном обозе числилось пять машин и девять бочек, для работы в задымленных  помещениях была приобретена дымовая «маска Кенига». В 1910 году для подачи воды к месту пожара на далёкое расстояние приобретён насос Челлендж». В 1912 году Общество получило 25- сильную машину завода Густава Листа с 500-ршинным рукавом.

 К 1911 году чистый капитал общества составил 11112 рублей. Создав хорошую материальную базу, общество стало заниматься вопросами предупреждения пожаров и укреплением боеготовности пожарных дружин. Весной этого года оно обратилось к местным властям с просьбой установить наблюдение за тем, чтобы в усадьбах жителей сено и солома не имели близкого соседства с дымовыми трубами.

Вольное пожарное общество принимало активное участие в культурной жизни города. Добровольцы самостоятельно зарабатывали средства на пожарную охрану: каждую зиму на пруду открывали платный каток,  а услугами духового оркестра пользовались все учреждения Миасса.

Местная сельская община передала пожарным сроком на 15 лет в бесплатное пользование «Симоновский сад» с правом возведения нужных для эксплуатации построек. Здесь была построена открытая сцена, где устраивались спектакли и сеансы синематографа. К десятилетнему юбилею пожарное общество достигло определенных успехов: была прикуплена пятая лошадь, лестничный инвентарь пополнился новой трехколенной выдвижной лестницей, через плакаты и листовки рекламировалась телефонная сигнализация для извещения о пожарах.

В 1914 году под опекой общества была территория жилого поселка и постройки на железнодорожной станции Миасс. Имелось пожарное здание с домом для брандмейстера, телефонная связь, пожарный обоз состоял из десяти машин, десяти бочек, багрового и кошомного ходов. В обществе состояло 257 человек, в том числе 57 добровольцев, которые бесплатно работали на тушении пожаров. За десять лет дружина потушила 63 пожара. Гражданская война, голод и разруха тяжело отразились на судьбе общества.

В мае 1919 года по решению коллегии пожарно-страхового отдела ВСНХ деятельность Всероссийского добровольного пожарного общества была прекращена, имущество конфисковано, ликвидирован центральный склад общества, через который снабжались пожарные дружины. Ко всему этому добавилось административное давление и самоуправство со стороны местных властей. Не миновала эта участь и миасских пожарных.

В годы новой экономической политики оживляется деятельность общества и добровольных пожарных дружин. Утверждаются уставы добровольных пожарных дружин и добровольных пожарных обществ. Тем самым были восстановлены добровольные пожарные организации. На добровольные пожарные общества городов и районов возлагались обязанности по организации и руководству всеми пожарными дружинами, их обучение, а также пропаганда пожарно-технических знаний среди населения. В области производственной деятельности обществам разрешалось организовывать артели трубочистов и водовозов, доходы, получаемые ими, полностью направлялись на улучшение и развитие пожарного дела, на содержание добровольных пожарных дружин.

Ещё более активизировалась работа пожарных обществ после окончания Великой Отечественной войны. В послевоенные годы начала улучшаться техническая база и миасских пожарных. 6 марта 1947 года своим постановлением исполком Миасского городского совета депутатов трудящихся разрешил израсходовать    на  приобретение пожарной машины 30 тысяч рублей.

Героический  труд миасских пожарных в годы войны по достоинству был оценён. Постановлением исполкома от 17 апреля 1947 года двенадцать работников пожарной охраны    были представлены к медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941— 1945 годов».

28 октября 1948 года исполнительным комитетом Миасского городского Совета депутатов трудящихся принято постановление «Об организации добровольного пожарного общества в городе». Для его выполнения было утверждено оргбюро под председательством Петра Акимовича Пермякова. Оргбюро предстояло в месячный срок провести вербовку в члены добровольного общества по предприятиям и учреждениям города и рабочих посёлков и провести собрание членов по выборам органов управления общества. Оргбюро разрешалось немедленно организовать отряды по очистке труб, кладке и ремонту печей, изготовить наглядную противопожарную агитацию, создать монтажную группу по ремонту внутренней электропроводки в жилом секторе, открыть кузницу по изготовлению противопожарного инструмента.

Главным направлением в деятельности общества было вовлечение населения в члены Всероссийского добровольного пожарного общества, проведение противопожарной пропаганды, профилактическая работа в жилом секторе, на предприятиях, в детских дошкольных учреждениях и школах. Ещё до войны, примерно в 1939 году, был заложен фундамент части, а в 1940 году на заседании исполкома ставился вопрос о строительстве нового здания пожарного депо на площади Труда. Но тогда дальше рассмотрения вопроса дело не пошло. В сентябре 1949 года исполком принимает решение о закреплении занимаемого пожарным депо участка под строительство нового городского пожарного депо. В апреле 1950 года на исполкоме слушается вопрос о строительстве пожарного депо, которое было поручено ремонтно-строительной конторе Горкомхоза. Городской исполком принимает решение об обращении в облисполком, с просьбой о выделении в третьем квартале 1950 года дополнительных ассигнований на строительство пожарного депо в сумме 11 тысяч рублей. Решением горисполкома для строительства пожарного депо выделялось 25 тонн цемента, 10 тонн кровельного железа и 5 тонн бензина для перевозки стройматериалов. В это же время на вооружение части поступил автомобиль ЗИС-5 с автоцистерной.

Кроме строительства депо и технического перевооружения части большое значение придавалось профилактике пожаров и эффективному их тушению. С этой целью началось строительство противопожарного водопровода и устройство искусственных противопожарных водоёмов, постройка пожарных пирсов на пруду и реке Миасс.